Праздник УСПЕНИЯ Пресвятой Богородицы.

Праздник Успения Пресвятой Богородицы празднуется 28 августа (нов. ст.) и имеет 1 день предпразднства и 9 дней попразднства.

Успение Пресвятой Богородицы недаром именуется Богородичной Пасхой — как повествует Евангелие, то была вторая победа над смертью и адом, одержанная уже не небесным гостем — Богочеловеком, но земной девою — чистейшей и совершеннейшей из всех людей, и все же одной из нас, земнородных. Праздник Успения Пресвятой Богородицы, по преданию, последовавший в 48 году, установлен церковью с давних времен. О нем упоминается в сочинениях блаженных Августина и Иеронима. Некоторые данные указывают на связь этого праздника с древнейшим Богородичным празднованием — «Собором Пресвятой Богородицы», который доныне совершается на следующий день после Рождества Христова. Особенно торжественно праздник Успения стал совершаться в православной церкви в VI веке после победы византийского императора Маврикия над персами. По всей видимости, до этого времени Успение было в Константинополе поместным, не общецерковным праздником. Утверждению Успения в церковном календаре способствовало растущее почитание Богоматери. Значение этого великого торжества определяется церковным уставом — этот Богородичный праздник имеет не четыре обычных дня попразднства, а восемь, столько же, сколько один из величайших господских праздников — Крещение. Дню Успения Пресвятой Богородицы предшествует один из четырех многодневных постов — Успенский пост. Он установлен в подражание Божией Матери, которая всю свою жизнь и особенно перед своим Успением проводила время в посте и молитве. С Успения лето окончательно поворачивает на осень, и люди празднуют первую встречу осени. В современной практике богослужения Успение связывается с чином Погребения Пресвятой Богородицы. Это последование пришло к нам из Иерусалима и является подражанием чину утрени Великой Субботы. Как повествует церковное предание, после Воскресения Спасителя Богоматерь жила в Иерусалиме. Затем, когда начались языческие гонения на Церковь, Она вместе с апостолом Иоанном Богословом переселилась в Ефес, откуда путешествовала на остров Кипр и на Афон. Незадолго до смерти Богородица вновь возвратилась в Иерусалим. Здесь Она часто и подолгу молилась в тех местах, что были связаны с событиями земной жизни Ее Сына. Вскоре Богоматерь узнала от архангела Гавриила, что Ее земная кончина уже близка. Когда Она уже возлежала на смертном одре, совершилось чудесное событие: силой Божией в Ее дом были собраны находившиеся тогда в самых различных странах апостолы, которые благодаря этому чуду смогли присутствовать при Успении Девы Марии. Лишь апостол Фома не появился здесь тогда.

После смерти Богородицы апостолы положили Ее тело в гробнице-пещере, завалив вход большим камнем. На третий день к ним присоединился отсутствовавший в день Успения Фома, который очень страдал от того, что так и не успел проститься с Божией Матерью. По его слезной мольбе апостолы отвалили от входа в пещеру камень, чтобы и он смог попрощаться с телом умершей Пресвятой Девы. Но к их всеобщему удивлению они не нашли тела Богоматери внутри пещеры. Здесь лежали только Ее одежды, от которых исходило удивительное благоухание. Православная Церковь верит, что Богоматерь воскресла на третий день после Своего Успения — подобно тому, как некогда воскрес и Ее Сын, и вознеслась телесно на небо — подобно тому же, как на сороковой день после Воскресения вознесся на Елеонской горе Иисус.

В этом предании заключена христианская истина о грядущем всеобщем воскресении людей в день Второго Пришествия Господня, когда, по словам апостола Павла, Сам Христос наше воскресшее тело «преобразит так, что оно будет сообразно славному телу Его, силою, которою Он действует и покоряет Себе все» (Флп. 3, 21). Природное явление смерти издревле казалось человеку величайшей из всех возможных загадок бытия. Смерть всегда вызывала страх и трепет, растерянность и недоумение. Христиане верят в то, что вместе с прозвучавшим еще при создании мира Божественным возгласом «Да будет…», разнесшимся, подобно эху, в беспросветности первоначального небытия, все сущее — раз и навсегда — обрело надежную и непоколебимую жизненную основу. Отнюдь не смерть, но жизнь является духовной осью, внутренним стержнем всего окружающего нас творения. И именно благодаря такой вере, сама смерть для каждого христианина есть не более чем трудное испытание на пути к подлинному и вечному существованию. Для православных людей умирание отнюдь не «последняя точка» в истории бытия их личности, но «запятая» — необходимо подразумевающая и в дальнейшем непрестанное развитие «сюжета», задуманного для них Творцом и Создателем.

Добавить комментарий